Stas (sagittario) wrote,
Stas
sagittario

Categories:

Людвиг Бергер

"... Он умер в довольно преклонном возрасте, сраженный ударом как раз в то время, когда давал урок одной ученице; это произошло 16-го февраля 1839 года..." Т.е. ровно 170 лет назад.., добавлю я..

Речь о немецком пианисте и композиторе Людвиге Бергере.. "Довольно преклонным возрастом" названы тут неполные 62 года - (18.4.1777 - 16.2.1839).. А слова принадлежат Роберту Шуману, и взяты из статьи, целиком посвященной наследию почитаемого им композитора..

Поначалу я планировал воспользоваться лишь некоторыми выдержками из этой работы, но обаяние шумановского слога оказалось столь велико, что показалось кощунством заменять его своим косноязычием.. Так что прочтите лучше всю статью Шумана.. А потом, будет время, дополню.. Благо, есть чем..:)

Статья вышла из печати 31 мая 1842 года, была посвящена пятитомному посмертному собранию сочинений Бергера и так и называлась - "Собрание сочинений Л. Бергера":


"Хотелось бы иметь право предположить, что названный композитор известен большинству не только по имени, но и своими произведениями. Однако это не так. Несмотря на все почти что еженедельные восхваления, появлявшиеся в музыкальной газете «Iris», несмотря на отменное качество самих сочинений, имя Л. Бергера-композитора в Германии мало кому знакомо. Объяснить это можно только особым складом его характера и внешними обстоятельствами, в которых протекала его жизнь.

Говорят, что он был художником робким до ипохондрии, что он годами отделывал свои сочинения и никак не мог решиться на их издание. Уговоры друзей не оказывали действия; чем больше к нему с этим приставали, тем глубже он уходил в себя. Поэтому-то при жизни появились лишь немногие его сочинения. Правда, этих немногих оказалось достаточно для того, чтобы обнаружить в нем значительную поэтическую натуру, словом, настоящего художника. Но для славы требуется большее. Бергер играл публично только в свои юные годы; позднее его от выступлений удерживала та же робость, которая препятствовала изданию его произведений. Но художник, не имеющий возможности сам публично исполнять свои композиции, должен иметь вдвое больше времени, чтобы достигнуть славы, и это за очень редкими исключениями. Потому-то и случилось, что Бергер все больше отрешался от света, в тиши продолжая свою деятельность в качестве преподавателя, но при этом также прилежно творил и отделывал.

Он умер в довольно преклонном возрасте, сраженный ударом как раз в то время, когда давал урок одной ученице; это произошло 16-го февраля 1839 года. В его завещании было найдено распоряжение, согласно которому отбор его посмертных сочинений на предмет издания "поручался гг. Людвигу Рельштабу и Вильгельму Тауберту; последние как ученики и друзья покойного старательно выполнили свою почетную обязанность. Г-н Фр. Хофмайстер взял на себя самое издание, которое, не считая песен, разрослось уже до пяти толстых тетрадей.

Такого рода начинание, осуществленное в честь умершего и мало известного художника, уже само по себе заслуживает похвального упоминания, заслуживает его вдвойне, когда можно этим почтить и самое искусство. Правда, самой сильной стороной творчества Бергера была песня, и мы в нашем журнале уже не раз указывали на это. Однако и среди его фортепианных сочинений можно найти немало отличного; пошлость была вообще чужда, его натуре.

Сообщим в нескольких словах содержание этих пяти тетрадей: кроме нескольких уже ранее написанных сонаты, двенадцати этюдов, вариаций на «Прелестную Минку», они содержат много еще не изданного, как, например, восемнадцать вариаций на «Ah, vous dirai-je, Maman», которые на титульном листе самим композитором обозначены как его «лучшее сочинение», и целый фортепианный концерт. Собрание едва ли исчерпывается этими пятью тетрадями; вместе с тем их вполне достаточно, чтобы оправдать слова издателя о том, что издание повысит значение Л. Бергера как художника, и что благодаря ему композитору будет отведено почетное место рядом с классическими мастерами прошлой эпохи.

Первым образцом для Л. Бергера, был, очевидно, сам Моцарт, которого позднее появление Бетховена, пожалуй, несколько отодвигает на задний план. На фортепианный стиль Л. Бергера повлияли также Клементи, его первый учитель, а затем Фильд, учившийся вместе с ним. Воспоминания об учителе и друге попадаются на каждом шагу. Но этим мы вовсе не хотим сказать, что Л. Бергер был их подражателем. Наоборот, в отношении гениальной творческой одаренности он возвышается как над Клементи, так и над Фильдом; он доказал это главным образом в своем песенном творчестве, где работал без всякого образца; между тем он вывел песню далеко за пределы тогдашних ее условных границ. Если бы он потратил меньше сил на клавир и целиком обратил их на пение, оркестр или оперу, и если бы ему удалось вовсе освободиться от изнуряющего преподавания, кто знает, кем бы мог Бергер для нас стать. Однако будем придерживаться того, что он дал.

Для нас, уже знакомых с его более поздними сочинениями, первый сборник этюдов все еще остается его самым значительным и самым удачным фортепианным произведением. Вообще нам кажется, что в малых формах он был гораздо удачливее, чем в более крупных; так часто бывает с эксцентричными натурами, которым всегда хочется дать свое самое лучшее, самое интимное. Пренебрегать такими маленькими пьесами отнюдь не следует. Бывают, конечно, достижения, которые нельзя не похвалить за широту их замысла, за непринужденность, с какой они построены и завершены. Но существуют поэты звука, которые за несколько минут умеют выразить то, на что другие тратят долгие часы; правда, для исполнения таких духовно концентрированных композиций, а также и для наслаждения ими как от исполнителя, так и от воспринимающего требуется высшее напряжение сил, требуется к тому же подходящий момент, ибо — если всегда можно воспринять и истолковать прекрасную и стройную форму, то не во всякое время можно понять глубокое содержание.

То, что Л. Бергер мастерски владел и более крупными формами, он доказал в своих сонатах и концертах; но мы никогда за них не отдадим именно такие мелкие и более гениальные его работы, как те же этюды, как некоторые его вариации и, главное, как его песни. Между тем мы не совсем согласны с суждением самого художника о тех восемнадцати вариациях, которые он назвал своим лучшим произведением; на наш взгляд, они никак не могут тягаться с написанными ранее вариациями на «Прелестную Минку». Художники, подобно иным матерям, склонны больше всего любить тех своих детей, которые доставили им больше всего страданий. Мы полагаем, что эти бергеровские вариации и были таким «болезным» ребенком; говорят, что он годами шлифовал их и мучился над ними. Но хоть какая-нибудь тонкая художественная черточка, порой в узких пределах нескольких тактов, всегда найдется на каждой странице любого бергеровского сочинения. Часто наблюдаем мы и то, что его счастливое расположение духа внезапно как бы обрывается, чему, по всей вероятности, виною его служебные обязанности педагога.

Скольких прекрасных мыслей мы уже лишились оттого, что несвоевременно появлялся какой-нибудь маленький рыцарь гаммы, сколько прекрасных творческих талантов было погублено теми уроками, которые им приходилось давать! В целом и концерт Бергера несет на себе отпечаток тягостного труда, хотя и умело скрываемого под покровом художественной красоты. Правда, мы его с оркестром не слышали, но фортепианная партия показалась нам малоинтересной. Бергер хотел, очевидно, написать нечто благодарное и для пианиста, и это привело к конфликту с его поэтическим гением, который ведь всюду у него высовывает кончик своего крыла.

Превосходны в Собрании и некоторые грациозно-простые рондо, из которых нам особенно хотелось бы отметить D-dur'ное во второй тетради. Второй большой сборник этюдов в вышедших до сих пор тетрадях еще не напечатан; мы эти этюды уже обсудили при их первом появлении. Песни выпускаются отдельными тетрадями, не входящими в это основное издание сочинений Л. Бергера. Именно они и сохранят его имя в грядущих поколениях.
Обратим же еще раз благосклонное внимание современников на это издание — памятник, воздвигнутый истинно немецкому художнику".
...

Ну, а небольшой биографический очерк о Людвиге Бергере набросал я тут - http://sagittario.livejournal.com/161661.html

--------------------------------------------------------------------
© 2009, Станислав Серапинас (sagittario)
--------------------------------------------------------------------
Tags: Бергер, Шуман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments