February 19th, 2007

Незнайка

Николай - трубач!



Надо ж.. Оказывается и ампиратор Николай Павлович изволили музыкой баловаться.. Вот уж не ожидал..:) Да еще и на трубее!:).. И кто ж его научил-то на ней?.. Видать сам, так как нот не знал:)..

О сем факте я просветился из записок Алексея Федоровича Львова, скрипача и композитора, написавшего в частности гимн "Боже, Царя храни" (слова, меж прочим, Жуковского).. И как написал он это, так сразу же очень полюбился государю-батюшке, сделался приближен ко двору в качестве флигель-адьютанта и стал участвовать в придворных концертах, устраиваемых Императрицею..

Вот что он вспоминает:
"В один из таких концертов, Государь подзывает меня и говорит: "Что если бы ты попробовал составить из нас домашний оркестр и сочинил для нас музыку? Мы могли бы кое что сыграть, Императрица играет на фортепиано, я на трубе, Матвей Вьельгорский на виолончели, Апраксин на басу, ты на скрипке, Михаил Вьельгорский, Волконский Григорий, Бартеньева, Бороздина могут петь, и дети могли бы участвовать на чем-нибудь. Право, можно что-нибудь составить; попробуй".



На другой же день я написал маленькую пьеску для этих голосов и инструментов, и явился во дворец с моим оркестром в 7 часов вечера. Меня приняли, и вся фамилия сбежалась слушать. И лишь сыграли сочиненную пьеску, Государь пошел за трубой, Императрица села за фортепиано, стали пробовать каждый свою партию, и тотчас назначили день для первого домашнего концерта.. И с тех пор занятие это так понравилось, что всякий месяц, раза по два или три концерты эти возобновлялись, я должен был сочинять и перекладывать новые пьесы, которые получили общее название "штучки"...

Всегда за полчаса до начала концерта, к которому никогда никто приглашаем не был, кроме участвующих, я обязан был быть у Государя и в его кабинете проходить с ним его партию. Он нот не знал, но имея отличный слух и embouchure, всегда играл без ошибки и очень хорошо. Императрица в простом платье, Государь в сюртуке без эполет, часто для шутки садились на пол, пели из под фортепиано...

Занятия эти продолжались по зимам до 1837 года, когда ужасный пожар поглотил Зимний дворец. При этом пожаре пропали тетради с нотами, пюпитры, одним словом, все, что я для этих концертов составил, и с тех пор они более не возобновлялись..."



Под сим впечатлением находясь и картинку я выше прилагаемую с трубой сварганил:)