May 7th, 2007

маска

Страсти по Матфею

Был вчера на концерте в консерватории.. 
Страсти по Мафею Баха.. 
Ансамбль "Благовест", оркестр Слободкина и "дирижер-профессор" Роберт Канетти /Израиль/


К сожалению, не полностью все Страсти, а только треть где-то - 24 номера.. Но, собственно никто другого и не ожидал).., зато без перерыва вообще..
Исполнение вполне приличное, хоть скрипачи и пытались фальшивить (оркестр вообще очень молодой, лет по 20 всем), но дирижер тут же испепелил их взором, и они исправились:).. 
Солисты очень понравились.. А в самой знаменитой партии альта дирижер отложил палочку и взял в руки скрипку... 
В общем все хорошо, хоть и без особых потрясений, но зал был полон и хлопали очень долго в конце (да и между номерами, как теперь водится:))..

Я собствнно и не писал бы тут о концерте, но вот вспомнилось мне в связи с этим одно описание исполнения этих же Страстей в многострадальных 30-х.. В воспоминаниях Марины Малич (Дурново), второй жены обожаемого мною Хармса ..
О самих этих воспоминаниях надо отдельно рассказывать.. Записанные в самом конце двадцатого века, со слов совсем пожилой женщины уже, после многих лет поисков найденной наконец энтузиастом в далекой Венесуэле.. Удивительна история ее жизни и удивительны истории, которые она вспомнила..

Вот о Страстях..

"Уже, наверное, не в первый и не во второй год моего замужества Даня как-то сказал мне: 
   -- Я сейчас бегу, мне некогда, я собрал немного денег, чтобы купить нам билеты, -- послезавтра большой концерт, в котором будут исполняться "Страсти по Матфею" Баха. 
Потом он мне сказал, что их исполнение не хотели разрешать ни в театре, ни в филармонии, и его с трудом добились. 
   -- Это совершенно потрясающая вещь. Смерть Христа. И она у нас запрещена. Так что ее не исполняют. Но разрешили всего один раз на Пасху. 
Он еще говорил, что в этой музыке Баха большие детские хоры. 
   -- Но единственное, что запретили, это чтобы участвовали дети. 
Я до этого никогда не слышала Баха и, конечно, не так хорошо понимала музыку, как Даня. А он всё повторял: 
   -- Ты увидишь, -- это потрясающе! 

Я думаю, что это было на второй или третий день Пасхи. Когда мы вошли в зал, он уже был переполнен. Сесть было нельзя, негде, и мы стояли. 

Люди от духоты и переживаний теряли сознание, и их выносили из зала. Мы стояли, прижатые другими, у самой стены, далеко от сцены. Ажиотаж был небывалый, потому что все знали, что исполняется единственный раз и никогда не повторится. 

Даня подготовил меня, всё мне объяснил, и я слушала очень внимательно. А он всё смотрел на меня: какое производит на меня впечатление? 

Это было что-то невероятное. Мурашки бегали по телу. Люди сидели со сцепленными пальцами, сжавшись, плакали. И я тоже утирала слезы. Ничего подобного ни до, ни после этого я не испытывала.

Мы стояли часа три, пока длился концерт. И когда шли домой, я плакала, а Даня всё смотрел на меня и спрашивал: 
   -- Тебе понравилось? Правда? 
Я честно говорила, что ничего лучше в жизни не слышала. И он сказал: 
   -- Я рад, что ты поняла глубину этой вещи. Теперь можешь отдохнуть на более легких вещах. 
И потом добавил: 
   -- Я, по правде сказать, немножко побаивался, что ты не всё поймешь. Это вещь замечательная, уникальная.

Он был очень верующим, гораздо больше, чем я себе представляла. 
 
Но так мы с ним в концерты больше не ходили. Денег на билеты не было. Никогда". 

Вот, нашел в интернете весь текст этой небольшой книжицы - http://antisoviet.narod.ru/durnovo_m_moj_muzh.html.gz

Прочтите, не пожалеете..:)