July 15th, 2007

Незнайка

"Играйте все этюды Черни!"

Сегодня, 15 июля, исполняется 150 лет со дня кончины одного из самых известных композиторов всех времен и народов!..
Ну, по крайней мере, его уж точно знает (и, не будем уточнять каким словом, поминает) каждый, прошедший горнило начального этапа обучения на фортепиано..

Конечно же, речь о Карле Черни!..:)

Это имя стойко ассоциируется со школьной рутиной, скучной долбежкой и.. детством:).. Т.е. со всем чем угодно, только не с волшебством музыки и чудом вдохновения.. Но, много ли людей действительно знакомы с творчеством (не дидактическим) этого композитора? И что мы вообще о нем знаем?..

Воспользуемся сегодняшним торжественным поводом и попробуем, хоть частично, восполнить пробел в этой информации.. А поскольку рассказать лучше и непринужденнее, чем это сделал в своей книге "Великие пианисты" Гарольд Шонберг, сложно, то, думаю, самым правильным будет просто процитировать соответствующий раздел оттуда:

"Известно, что в юности Черни изредка появлялся перед аудиторией, но он испытывал отвращение к путешествиям и не переносил напряжения игры перед публикой. Поэтому он оставался дома в Вене, преподавал и занимался композицией. Ничего другого он не хотел делать.



Он не был женат, не имел братьев, сестер и других близких родственников. Вместо этого у него были кошки. В доме их жило, обычно, от семи до девяти, некоторые из них время от времени рожали. Черни тратил много сил, стараясь устроить котят как можно удобнее.

Когда в 1857 году он скончался, то завещал свое значительное состояние Венской консерватории и на благотворительные цели. Он был невероятно плодовитым композитором: более тысячи сочинений было опубликовано, и огромное количество осталось в рукописях. Со скуфейкой на голове, он работал одновременно над четырьмя или пятью сочинениями, бегая от одного к другому по мере того, как высыхали чернила и можно было перевернуть страницу, и при этом не прекращал оживленный разговор со случившимися посетителями.

Не вся его музыка плоха; в 1940-х годах Владимир Горовиц откопал и исполнил вариации под названием La Ricordanza, весьма эффектные и представляющие достаточный и более чем чисто инструктивный интерес, чтобы рекомендовать их. Другое сочинение, которое, по-видимому, не исполнялось в концертах после 1850 года, но стоит внимания, это Соната-этюд (Sonate d'Etude, op. 268). Это блестящая пьеса, удивительно романтичная, ее фактура требует высшей виртуозности.
Меньше вдохновляют сотни и сотни его упражнений, через которые пианистам, начиная с 1830-х годов, приходится пробиваться. Но это не уменьшает их педагогической ценности.




Черни родился в Вене в 1791 году. Отец Черни приехал в Вену из Богемии и устроился там учителем музыки. Он первый начал заниматься с Карлом, который в три года уже играл, в семь сочинял, а в десять мог исполнить что угодно из стандартного репертуара.
Венцель Крумпхольц, вращавшийся в богемной среде, друг и почитатель Бетховена, привел к нему юного Черни зимой 1799-1800 годов. Карл сыграл Патетическую сонату, и Бетховен сказал: «У мальчика есть талант. Я беру его в ученики и буду сам заниматься с ним. Присылайте его ко мне раз в неделю».

В 1805 году великий человек дал мальчику следующую рекомендацию: «Я, нижеподписавшийся, с удовольствием свидетельствую, что юный Карл Черни сделал исключительные успехи в игре на фортепиано, намного превосходящие то, что можно было бы ожидать в возрасте четырнадцати лет. Я считаю, что он заслуживает всяческой поддержки не только вследствие того, о чём я уже сказал, но также из-за его поразительной памяти».
После прекращения занятий с Бетховеном в 1803 году Карл оставался с ним в близких отношениях и исполнял много сочинений композитора - он первым сыграл в Вене концерт Emperor в феврале 1812 года.

Именно педагогическая деятельность Черни имеет первостепенное значение. Самым знаменитым его учеником был Франц Лист, но кроме него были Дёлер, Куллак, Жаель, Лешетицкий, Бельвиль - значительные музыканты следующего поколения. Многие из них преподавали. Лист не занимался этим систематически, Лешетицкий же был профессиональным педагогом, и в своих методах он многое почерпнул от Черни.

«Практический эмпиризм» - так Куллак описывал преподавание Черни. В отличие от Гуммеля, он не опирался на какие-либо предвзятые идеи относительно фортепианной техники и считал, что в реальной практике невозможен метод, пригодный для всех. Он говорил, что это касалось даже аппликатуры, поскольку руки различаются по размеру, форме и строению. В каждой музыкальной пьесе должен применяться свой, подходящий для нее прием.

В некоторых своих методических пособиях он мог быть дидактичен, как любой теоретик: «Большой палец никогда не должен играть на черных клавишах. Никогда не берите последовательно две или более клавиши одним пальцем. В гаммах мизинец недопустим на черных клавишах». Но в реальной практике он проявлял гибкость.

Подробное описание той роли, которую Черни сыграл в истории пианизма, с учетом вклада Листа и Лешетицкого, еще ждет своего часа. Являлось ли преподавание двух этих Великих учителей отражением принципов Черни (что, кажется, справедливо в отношении Лешетицкого)? Тогда в Черни следует видеть источник современного пианизма.

Подобно Крамеру и некоторым другим старым виртуозам, Черни пережил свое время. Когда Шопен приезжал в Вену, он навестил мастера и даже играл с ним на двух роялях. «Он хороший человек, но и только», - писал Шопен домой. Как всегда, Шопен был остроумен и слегка язвителен: «Он переложил еще одну увертюру на восемь роялей для шестнадцати пианистов и совершенно счастлив этим». Они нежно распрощались друг с другом, и Шопен отметил, что «сам Черни был душевнее, чем любое из его сочинений»."



Написано, конечно же, весьма остроумно, как и все у Шонберга.., но, все же, думается излишне снисходительно.. В реальных творческих способностях Черни легко убедиться, познакомившись хотя бы с его сонатами, ноты которых выложены на сайте - http://imslp.org/wiki/Category:Czerny%2C_Carl

Есть там и упоминаемая в статье Шонберга Соната-этюд (№ 10, ор. 268).. Но и три остальные, имеющиеся там, на мой взгляд заслуживают внимания исполнителей.. Прекрасная, вдохновенная музыка, полная драматизма и неподдельного чувства..
Может быть уже настало время исполнить их публично?)