June 26th, 2009

Незнайка

Michael Jackson +

вот он там, мишенью напротив
раскрывает собой, то, что раньше в себе мы не знали
мы - и он... один
равновесий создатель

но когда там - пустота
валимся вниз все скопом..



датой больше...
Незнайка

Равель - Andante из концерта G-dur

В недавно выставленном у меня "фортепианном" Чюрленисе начало первой звучащей там прелюдии что-то мне смутно напоминало.. И тут я вспомнил что именно - любимейшее мое Andante из соль-мажорного фортепианного концера Равеля..
Музыка в нем такая, какой может быть, кажется, только сама Любовь.. Когда только вдыхаешь с осторожностью.., а выдохнуть уже просто не можешь от завороженной нежности..

Концерт посвящен Равелем французской пианистке Маргерит Лонг.. Ею же впервые и исполнен.., а дирижировал оркестром сам Морис Равель.. Вот эта запись 1932 года (вторая часть, Andante):




Это конечно очень известная вещь и запись.., но я могу слушать ее бесконечно..

Но и весь концерт в этом уникальном исполнении стоит послушать, конечно:




Ниже приведу несколько цитат из книги Лонг "За роялем с Морисом Равелем" об этом концерте:



В один из вечеров на обеде у мадам Сен-Марсо Равель внезапно сказал мне:

"Я собираюсь сочинить для вас концерт. Вы не будете против, если он будет заканчиваться пианиссимо и трелями?"

"Ну конечно же, нет!" - ответила я, счастливая, что сбудется, наконец, мечта стольких пианистов...

Можно понять, как сильно было чувство, охватившее меня, когда 11 ноября 1931 года Равель позвонил мне из Монфор-Ламори и сказал, что сейчас приедет ко мне со своей рукописью. Я едва успела успокоиться, как он вошел, протягивая мне бесценные листы. Должна сознаться — прежде всего я бросила взгляд на последнюю страницу: пианиссимо и ожидаемые трели превратились в фортиссимо и нонемоли!


Я поняла, что у меня очень мало времени. Мне предстояло не только прорваться сквозь, этот лес каракулей, но и выполнить мои обязательства по ангажементам на конец года, выступив в ряде концертов. А Равель либо по телефону, либо у меня дома изводил меня беспрестанно, мешая мне работать и "доводя до гениальности искусство терять свое время и заставлять других терять свое.."

Наконец, 14 января 1932 года настал день премьеры. Этот фестиваль Равеля был, я считаю, действительно, огромной музыкальной манифестацией. Зал Плейель был полон до отказа. За восемь дней до концерта нельзя было купить ни одного билета..

Равель дирижировал "Паваной", "Болеро" и аккомпанировал моему исполнению Концерта. Я не могла этим гордиться, потому что, увы, его управление оркестром — он по привычке следил больше за партией рояля — было очень неточным. К счастью, все прошло хорошо, и успех был весьма значительный. Третью часть пришлось бисировать, и с того раза я не припомню ни одного исполнения этого произведения ни во Франции, ни за границей, когда бы не пришлось повторять ее, что само по себе является беспрецедентным фактом в истории фортепианного концерта..

Гюстав Самазейль говорил, что Andante, написанное гораздо позже и в совершенно ином духе, чем две другие части, всегда казалось ему не слишком согласующимся с ними. Именно он присутствовал при рождении этой части, даже расположил мотивы, вдохновившие автора на ее создание. Позже Самазейль обратил внимание на подмену одной темы другой. Однако для нас эта "нестыковка" совершенно незаметна..

Эта чудесная песня очень трудна для исполнения и, соблюдая точные указания, которых в тексте вполне достаточно, следует спросить совета и у своего сердца. Я ограничусь всего несколькими замечаниями:

... Неуловимый вдох перед пятым тактом, строка 2, с легким акцентом на ре-диез. Строка 4, такт 4, волнующая нежность ми и изысканный наклон PP, прекрасно подготовленные мелодической устойчивостью предыдущего такта, и модуляция в до-диез минор — без сомнения, являются вершиной равелевского гения...





Незнайка

Чюрленис - орган

Несмотря на весь истинный романтизм его музыки и явные нити, ведущие к Шопену, Чюрленис обеими ногами прочно стоит на основательном фундаменте полифонии, и Бах является, безусловно, вторым его духовным отцом тут..

Это покажется тем более закономерным, если вспомнить, что и родной его отец был церковным органистом..

Так что фугами Чюрленис мыслил так же естественно, как и самыми свободными по форме фантазиями.. И полифонией был пронизан для него и весь мир..







REX



Collapse )