February 1st, 2019

Незнайка

Закрывая январь

Чтобы разбавить уже немного напряжение этих последних моих постов (которые и читать-то некоторым нежным созданиям оказывается невозможно.., мне же, выстраивая текст, так и вовсе довелось погружаться туда практически побуквенно, что конечно непросто психически), воспользуюсь светлым сегодняшним поводом..

Последний день января, как известно, день рождения Франца Шуберта!.. а это, безусловно, что-то наиболее светлое из появившегося человеческого в этом мире.. хотя и грусти, и трагизма в его музыке много.., а все равно светло и ловишь жадно какую-то неимоверно прозрачнейшую чистоту..!

Вот и вальс его знаменитый, пусть и названный кем-то "траурным" (а, точнее, "скорбным"), но, конечно же, совсем не такой он, а мечтательный и трижды светлый!..



Schubert Franz (1797-1828): "Trauerwalzer" in A flat for piano [1816-18]

Вот.. сыграл, как сумел:).. на фоне первого (из известных) полного автографа вальса, записанного Шубертом специально для Ансельма Хюттенбреннера (не совсем уж призрачного теперь для нас:) с шутливой дружеской надписью:

"Написано для моего собрата по кофе, вину и пуншу Ансельма Хюттенбреннера, всемирно известного композитора.
Вена, 14 марта в год Господний 1818, в жилище, являющемся его полной собственностью и оплачиваемом 30 гульденами венской монеты в месяц."


Но не все так с этим вальсом просто..

Collapse )
Незнайка

"Осада человека" - блокадные записки Ольги Фрейденберг (3 часть)

продолжение (начало здесь)



О.М. Фрейденберг. Ленинград, 1920-е (фото из книги "Пожизненная привязанность")


. . .

Мои ноги уже почти не выпрямлялись. С каждым днем мне становилось все хуже и хуже. Мучительны были боли по утрам, когда ноги должны были стать и держать тело. О, эти страшные утра и дни, которые начинались судорогой в икрах, ужасной болью сведенных, искривленных, волком сердитым сжавшихся мышц!
И наконец, утром 24 февраля /1942/, я не могла от боли ни стать, ни прыгать, ни передвигаться по комнате. Тело дрожало в ознобе, руки немели и теряли чувствительность.
Это было начало моей долгой, двухмесячной болезни.
Нужно было получить со службы карточки на март: шуточное ли дело! Нужно было приносить воду, дрова, выносить нечистоты за сутки.
Мама сходила с ума. Я лежала парализованная, и не было ни сроков, ни перспектив для окончания этой напасти. Диагноза не было, квартирные врачи месяцами не являлись. Только через три недели неожиданно я обрела нашего частного врача. Выслушав и осмотрев меня, он сказал: - У вас цынга!
Оказалось, заболевал уже весь город. Единственное леченье - разновидности витамина С и согревающие компрессы.

Collapse )