Stas (sagittario) wrote,
Stas
sagittario

Categories:

Владимир Янкилевский: Автомонографический альбом №4. "Попытка творческой автобиографии".

Немного о музыке.. Раз уж выпал случай подбирать мне ее к роликам с Альбомами, то хотелось бы отразить полнее и круг музыкальных интересов Владимира Янкилевского..
В меру своей скромной осведомленности в этом вопросе, конечно же..

Сохранилось несколько высказываний самого художника о музыке в его жизни и творчестве.. Ну и кое-какими своими микровоспоминаниями постараюсь посильно дополнить..


фото - Станислав Серапинас. 2001



Говоря об альбомах, я уже приводил цитату Янкилевского из его "Попытки творческой автобиографии" о значении для него музыки Баха и Шостаковича.. В интервью с Эдит Андраш (май 1992 года) он высказался на эту тему подробнее:

"... Я стал слушать музыку, и, думаю, что именно музыкальные конструкции были для меня очень важны, и в первую очередь два композитора, о которых я уже говорил тебе, это Бах и Шостакович. Именно эти два композитора произвели на меня самое мощное впечатление и, кстати говоря, до сих пор производят. Очень важным было влияние их конструкций. Потом появились и Шуберт, и Моцарт и другие композиторы, я полюбил джаз, но это уже было в начале шестидесятых годов. Интересно, что и в джазе для меня тоже самыми важными музыкантами были те музыканты, у которых были эти качества: конструкция и эмоции были слиты воедино. Я сразу выделил для себя, очень быстро, Чарли Паркера, Джона Колтрейна, Майлса Девиса, Телониуса Монка. Для меня в этом смысле не было разницы между джазом и классической музыкой.."


Тут необходимо, конечно, добавить еще Александра Рабиновича-Бараковского и Альфреда Шнитке, с которыми художника связывали и близкие дружеские отношения (обоим в Автомонографических альбомах посвящены отдельные страницы)...
Позже он очень полюбил музыку Филиппа Гласса (говорил, что она для него очень Живая, настоящая!)..

Как-то при мне поставил на проигрыватель пластинку с Реквиемом Форе... Очень тоже эту пластинку любил, с Клюитенсом.. Вот он ее слушает..


фото - Станислав Серапинас. 2001


Существует еще один достаточно редкий текст - выступление Янкилевского 24 апреля 1986 года на Творческом вечере в Московском молодежном музыкальном клубе Г.С. Фрида при Доме композиторов (одно из знаковых, прогрессивных, творчески свободных образований того скудного на подобные вещи времени).

Приведу заключительный абзац из этой небольшой речи:

"...Для меня музыка всегда имела большое значение в моей работе, так как та специфика, которая свойственна именно музыкальной форме как способу описания определенных состояний, очень мне близка. Я думаю, бессмысленно пытаться искать прямое формальное тождество конкретных музыкальных произведений и моих вещей, но для меня совершенно очевидно (хотя мне это трудно членораздельно объяснить), что Триптих №1 для меня звучит как третий квартет Шостаковича. Серия этюдов 1960-го года - как виолончельные сюиты Баха и т.д. Работая, я часто слышу звук цвета и вижу аналогичное музыкальное построение, поэтому сегодня я с нетерпением жду, как моя вещь, средняя часть Триптиха №13, вернется обратно в музыкальную стихию талантом и интуицией Владимира Тарасова."

На вечере Владимир Тарасов, музыкант (ударные инструменты), член знаменитейшего в те годы джазового трио Ганелина, играл импровизацию на тему Триптиха №13 Янкилевского (посвященного именно ему, Владимиру Тарасову)..


Triptych No. 13: Space of Experience (Dedicated to Vladimir Tarassov)
1984-1985. Oil on fiberboard, 128 × 492 × 10 cm.
KorbanArt Collection, USA.


Оценить мощь творческого и технического уровня музыкантов этого Трио можно уже по этому небольшому ролику с записью их выступления в 1976 году:





Что же касается джаза, то есть тут у меня и небольшие личные воспоминания, связанные с Янкилевским.. О какой-то, вроде бы, совершенной пустяковине, причем глубоко детской, но очень, видимо, для меня значительной, раз запомнилось и отдается до сих пор теплом в сердце..

Большую часть моей дошкольной жизни наша семья и семья Янкилевского жили в соседних комнатах в одной коммунальной квартире (была там и еще одна семья с детьми и еще одна старушка).. - ну, просто моя мама приходилась родной сестрой ему, а я, соответственно, - племянником..


вот мама, дядя, бабушка (их мама), и по бокам от меня племянница дядиной жены и его дочка
(может и не совсем уместно здесь, но размещаю для ощущения времени и исторической достоверности)

Иногда "дядя Вова" отводил меня вместе со своей дочуркой Леночкой в детсад или забирал нас оттуда.. И при этом по дороге почти всегда насвистывал какие-то мелодии.. Что это - джаз или не джаз, я тогда, конечно, понятия не имел (да и слова-то такого, наверное, не знал).. Но было это так ритмически завлекательно и волнительно, с таким делалось настроением и заразительностью, что ощущения эти я помню, до сих пор!.. - как распахнувшийся (будто перед Буратино каким) неведомый, заманчивый, очень праздничный и для души до состояния полета свободный мир!!..

Наверное с тех пор (а я просто уверен в этом!) я и полюбил джаз!.. (ну и, конечно, тут же решил во что бы то ни стало научиться так же ловко свистеть!)..



фото - Станислав Серапинас. 2001


Потому четвертый Автомонографический альбом сопровожу музыкой так любимых им Майлса Девиса и Телониуса Монка!


Альбом №4


Miles Davis Sextet - "Fran-Dance" from "Miles & Monk Live at Newport"





Владимир Янкилевский "Попытка творческой автобиографии" (фрагмент №4):

* * *

Необходимость систематизировать мои представления о способах выражения отношения художника к миру привела меня к работе над серией рисунков и альбомом офортов «Анатомия чувств». Альбом состоит из «Введения» (5 офортов) и пятидесяти офортов собственно альбома (позднее я его сократил, оставив примерно 35 досок). В пяти офортах Введения я попытался показать основные группы - типы переживаний. Это интровертные и экстровертные («изнутри», «снаружи») переживания, переживания оппозиционных пар «Здесь - Там», «Я - Он», «Сейчас - Когда-то». Они собраны в образе «Пророка», в идее триптиха. Эти рисунки и офорты, сделанные в начале 70-х годов, посвящены анализу естественных гармоничных адекватных переживаний и реакций человека на окружающий мир, в отличие от мира мутантов, мира социума, деформирующего психику людей для достижения своих целей. Люди теряют архетипы переживаний, получают взамен искусственные цели и мотивы, часто ложные и извращенные, и происходят психические мутации, анализу которых посвящены серия рисунков и альбом офортов под общим названием вначале «Город - Маски», а затем - «Мутанты», о которых позже.

* * *

Произведение, вообще говоря, не равно самому себе, т.е. своей физической сущности. Его ценность состоит в том, насколько оно способно провоцировать зрителя на воссоздание в его душе, воображении тех переживаний, которые художник зашифровал в произведении. Т.е. оно является как бы «каналом связи», по которому идет послание от художника к зрителю. В этом смысле важны его «провокационные» возможности, и поэтому вполне вероятно, что средства не традиционно изобразительного характера могут вызвать у зрителя те же ассоциации, что и традиционные или специфически «художественные» приемы. В этой связи я хотел бы остановиться на моих представлениях о структуре произведения, чтобы попытаться выяснить, каков механизм передачи послания зрителю.

Мне представляется, что произведение можно рассматривать как многослойную структуру, но не в виде сендвича, который состоит из различных и не связанных между собой слоев-этажей, а в виде сложенных слоев стекла, каждый из которых несет какое-то «изображение», но мы видим все вместе напросвет и не можем различить, в каком слое тот или иной элемент. Практически, действительно, разделить «слои» невозможно, попробуем это сделать теоретически.

I слой - это внешний вид произведения (материал, фактура и т.д.). Этот слой внешне представляется поверхностным и в иерархии слоев - самым легковесным, но это не совсем так. Дело в том, что уже выбор материала, фактуры определяется художником, имеющим в виду создание определенного образа. И он (этот выбор) во многом определяет характер произведения.

II слой - это сюжет, события, изображенные художником (в фигуративных произведениях). Этот слой рассчитан на реакцию людей, жизненный опыт которых позволяет им ориентироваться в изображенных событиях, «узнавать» их и адекватно реагировать. Но эти события бессмысленны для людей, которым непонятно изображенное и для которых оно лишено всякого жизненного значения. Этот слой и исторически претерпевает изменения в своем качестве, как, скажем, при утрате актуальности изображенного.
Такие приемы, как апелляция к оперативной памяти, использование штампов «массовой культуры», использование спекулятивного языка, сленг, жаргон, «новоречь», делают эти произведения «популярными» и, в свою очередь, продуктом «массовой культуры». Как правило, художественное течение, отдающее предпочтение выражению содержания в одном слое, приходит к догматизму, однозначности и обречено на недолгую жизнь, так как не является образом многозначного мира. Характерным примером такого метода использования однозначного изображения мне представляются многие произведения соц-арта, в которых в однозначное изображение, имитирующее фотографию, вводится надпись, которая по замыслу должна создавать некий конфликт между изображением и текстом. Часто это изображение, которое как бы беззащитно перед суровостью императива «ЗАПРЕЩЕНО», предполагающего античеловеческую сущность советской государственной машины, носит чисто дидактический характер жанра советских политических плакатов или плакатов-предостережений в поликлинике или по технике безопасности. Разумеется, это как бы ироническая имитация стиля, но этот спекулятивный прием рассчитан на понимание зрителя, который «в курсе дела», и, видимо, обречен на короткую жизнь, ограниченную временем актуального интереса к изображенному конфликту. Это можно сказать по поводу большинства произведений так называемого соц-арта.

III слой - это те метафизические связи, та атмосфера, которые возникают в искусственном пространстве картины между изображенными объектами и которые выходят за пределы обыденного опыта своими странными, «смещенными» соотношениями. Этот слой наименее самостоятелен, он проецируется на II и IV слой. В этом слое находят свое выражение такие художественные приемы, как метафора, гипербола и т.д.

И, наконец, IV - наиболее глубинный и «скрытый» слой - это пластика произведения, это те взаимодействия выразительных средств (цвет, ритм, композиция), которые несут в себе в наиболее универсальном виде представление художника о жизни. Этот слой наиболее универсален и в смысле зашифровки в нем содержания, и в смысле дешифровки этого содержания зрителем, так как восприятие его уже не ограничено знанием конкретного исторического или социального сюжета. То, что фиксируется в этом слое, носит общечеловеческий характер. Этот слой несет представление о характере взаимодействующих сил, и в этом общем виде вполне автономен, в нем есть все, что должно быть (минимально) в живописной модели мира. Остальные слои, взятые сами по себе и игнорирующие другие, превращают произведение в однозначную, «плоскую», или искаженную картину мира. Очень важно, что во всех значительных произведениях именно присутствие IV-го слоя дает паспорт на долгую жизнь произведения, придавая ему многозначность и универсализм. Художественное течение, отдающее предпочтение выражению содержания в одном из слоев (I, II и III), приходит к догматизму и обречено на недолгую жизнь, так как оперирует спекулятивными факторами.

Произведение, отдающее предпочтение в иерархии слоев одному из них, характеризует то или иное художественное течение. Так, предпочтение, отдаваемое I-му слою произведения, приводит к созданию декоративных, внешних и довольно пустых сочинений, II-му - произведений литературно-описательно-спекулятивных, III-му - произведений метафизических, романтических, сюрреалистических, IV-му - произведений абстрактных. Различное иерархическое соотношение слоев между собой создает сочетания, характеризующие различные художественные стили.

Разглядывание реальности с разных сторон, создание художественных моделей реальности, где внутри моделей смещены точки концентрации внимания (в произведениях разных художников), создает суммарную модель, наиболее полно описывающую жизнь и в сумме современное искусство.

* * *

Работа на бумаге начинается для меня с вглядывания в чистый лист, с интимного процесса диалога с этим листом, имплицитно содержащим в своей пустоте - универсуме не проявленные еще образы. Именно здесь, в этом диалоге - медитации происходит формулирование, нащупывание, артикулирование того жизнеощущения, которое рождается во мне и ищет форму выражения. Эта особая интимность общения с бумагой, как диалог с самим собой рождает уникальный по спонтанности и чистоте выражения жанр, который сопровождает мою жизнь. Это как бы мой дневник, по которому можно восстановить мой дрейф в искусстве. Эта бумага может быть случайно попавшей под руку, иногда измятой и неровно обрезанной, с пятнами кофе, записанными долгами или номером телефона. Это придает рисункам особый аромат подлинности, как на старинных рисунках, где следы оставляет время.

«Анатомия чувств» - это цикл рисунков, растянувшийся для меня более чем на 30 лет (на его базе сделан альбом офортов с тем же названием). Это всегда человеческие фигуры и головы, которые я рисую как бы изнутри и снаружи. Срисовывать натуру «как она есть» - это значит не выражать к ней своего отношения. Это только имитация чужой жизни и эксплуатация стандартной реакции зрителя на то, что ему уже знакомо. Переживание (или сопереживание) художника деформирует видимую натуру и делает ее «живой» на рисунке. И эта жизнь в произведении включает механизм сопереживания у зрителя, и он ощущает воздействие этой жизни через излучающую энергию - форму произведения.

Другой базовый для меня цикл работ на бумаге (в основном пастели), также растянувшийся на всю жизнь, - это «Пространство переживаний». В этом цикле центральным является мое представление-переживание о мире, выраженное через игру образов - персонажей. Все вещи этого цикла имеют «горизонт», как энергетический поток жизни, делящий вещь на «небо» и «землю». Я никогда не делаю эскизов. Сам процесс работы похож на джазовую импровизацию или фугу - сначала задается тема, потом играется импровизация. Это мир напряженной гармонии, но в нем есть место и абсурду и анекдоту, которые отражают иррациональную сторону жизни, выходящую за рамки уже установившихся представлений о гармонии. Как часть реальности они требуют своего участия в картине мира (постоянный процесс). Попытки найти этот новый уровень равновесия между гармонией и абсурдом привели меня к работе над коллажами, где встретились все темы моих работ на бумаге: дневниковые рисунки, «Анатомия чувств», «Мутанты» и «Пространство переживаний». Их неожиданное, парадоксальное соединение в цикле коллажей позволило мне приблизиться к созданию образа современной жизни, насколько я ее чувствую и понимаю.

* * *

В Ветхом Завете изложены запреты на многие вещи. Можно эти запреты снять? Можно, конечно. Все можно, если нет «ничего святого» и «все дозволено». Только при этом человек лишает себя воображения и тогда... тогда остается горькое наличное бытие. «Все дозволено» и «ничего святого» заменяют воображение и высвобождают одновременно «бесовские» силы и энергию.

Художник снимает очередной слой «запрета» и обнажает то, что когда-то в «прошлой» жизни было неприкасаемой тайной и таинством и рождало мифы. Снятие запретов - это процесс демистификации мифа. Это неизбежно в процессе познания, но, снимая покров с одной тайны, мы упираемся в другую. Вопрос не количественный. Есть тайны и таинства фундаментальные. Можно снять с человека штаны и обнажить физиологию. Это удобно и необходимо для врача, но никогда не высветит тот мощный комплекс интеллектуальных, духовных ценностей, который порождается энергией, рожденной в недрах физиологии (которая является источником «чувственного» познания, дополняющего другие источники и в значительной степени обеспечивающего «гармонию» познания). Показав «Это», уже, вроде, и показывать нечего, это уже предел показа и «правды жизни».

Мне же это представляется беспомощностью художника, потому что он показывает «абсолютное действие», после чего не о чем говорить. Для меня идеалом в искусстве является способность «кричать» молча, а не имитация крика. «Накормленный» однозначными, абсолютными актами человек лишается пространства воображения, т.е. внутренней свободы, у него уже готовый стереотип социального поведения, он все больше и больше не личность, а интегрирован в гигантский театр марионеток, которыми манипулируют законодатели мод «массовой культуры», сеющие семена пошлости, вульгарности, обезличивания.

* * *

Искусство описывает экзистенциум - пространство существования человека, где человек пытается определить свое место при помощи пространственных координат «Я - ОН» от «Я» наличного бытия с фиксацией себя в реальном социуме до «Я» воображения («ОН»), и нравственных координат «БОГ - ДЬЯВОЛ». Способность к сопереживанию состояний «Я - ОН» или двух «Я» является основой для ориентирования в пространстве нравственных координат экзистенциума «БОГ - ДЬЯВОЛ».
Бог - Дьявол - это особый специфический вид симметрии, который не имеет аналогов в физическом мире и выражен как «Истина - Извращение, пародирование истины» и характеризуется понятием абсурд как крайней степенью извращения истины.



===============================
- Автомонографический альбом №1. "Попытка творческой автобиографии" (фрагмент №1)

- Автомонографический альбом №2. "Попытка творческой автобиографии" (фрагмент №2)

- Автомонографический альбом №3. "Попытка творческой автобиографии" (фрагмент №3)

- Автомонографический альбом №5. "Попытка творческой автобиографии" (фрагмент №5)

- Выставка «Владимир Янкилевский. Непостижимость бытия» (ММОМА, Гоголевский-10)


================================
© Станислав Серапинас (sagittario)
================================
Tags: Ганелина трио, Янкилевский, автобиографии, джаз, житие мое..., художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments